Сейчас на УЗ идет война группировок
2020-06-17 09:13:50

Сейчас на УЗ идет война группировок

Интервью с и.о. члена правления по грузовым перевозкам и директором по инфраструктуре Укрзалізниці Романом Веприцким

На железной дороге - явный скандал. Вчера СБУ написала премьеру Денису Шмыгалю о том, что наблюдательный совет Укрзалізниці вредит компании. Любопытное совпадение. Сегодня Кабмин рассматривает рекомендацию наблюдательного совета  Укрзалізниці уволить и.о. члена правления Романа Веприцкого. Еще несколько недель назад его называли чуть ли не главным претендентом на роль будущего руководителя компании. Веприцкий согласился рассказать MINTRANS свою версию происходящего.

Наблюдательный совет Укрзалізниці отстранил вас от работы и рекомендовал Кабинету министров уволить вас с должности и.о. члена правления по грузовым перевозкам. Вы заявили, что у вас конфликт с иностранными членами Набсовета.  С чего начался конфликт?

Основная моя должность – это директор по инфраструктуре. Предложение стать исполняющим обязанности члена правления по грузовым перевозкам мне поступило от наблюдательного совета. Это было своеобразное пакетное решение – меня одновременно назначили вместе с нынешним и.о. главы Укрзалізниці Иваном Юрыком. Я также возглавляю антикризисный штаб железной дороги по борьбе с коронавирусом и минимизации заболевших среди наших сотрудников и пассажиров. После назначения, я предложил первым делом создать специальную комиссию и анализировать все выплаты на УЗ. Сейчас мы видим полную картину по доходам Укрзалізниці – откуда и сколько, а вот понять траты Укрзалізниці невозможно. Сейчас есть понятие месячного лимита, который распределяется по конкретным направлениям среди членов правления. Раньше это был миллиард, сейчас – полмиллиарда и эта цифра неприкасаема. Учитывая нынешнюю ситуацию, я предложил открыть эти данные, создать специальную комиссию и коллегиально решать, что мы можем платить, а с чем можем повременить. У нас есть обязательные платежи – это заработные платы, налоги и т.д. Меня никто не поддержал, и мы продолжили платить, а эти лимиты остались.


 

В одном из интервью вы говорили, что правление назначило вас на должность и.о. члена правления по грузовым перевозкам спустя месяц после решения Кабинета министров.

Да, меня месяц не могли назначить на эту должность и не подчиняли мне департаменты, которые отвечают за карго.

Почему?

Мне говорили, что исправляют юридические неточности и так было несколько раз. Я полномочия получил 14 мая, а Кабинет министров назначил меня 16 апреля 2020 года. Кроме этого, когда мне дали полномочия, то наблюдательный совет без моего участия решил забрать у меня департамент движения и вернуть его другому члену правления. Да, при разделении на три вертикали, когда будет четкое финансирование каждой вертикали, конечно же, движение должно быть в инфраструктуре. Сейчас это единый организм и это полностью рушит всю систему управления, это тело без головы.

Иностранцы в принципе не понимают структуру работы компании. Они изначально хотели завести меня и.о. члена правления без основной должности. Кристиан Кун требовал, чтобы я уволился с должности директора по инфраструктуре и стал и.о. члена правления по грузовым перевозкам. Юристы компании объясняли ему, что это сделать невозможно.

У наблюдательного совета была задача не помочь мне удержать ситуацию по грузовым перевозкам, а наоборот сделать все, чтобы ситуация вышла из-под моего контроля. Я расцениваю это, как диверсию со стороны наблюдательного совета.

Вы сказали, что на эту должность вас пригласили члены наблюдательного совета. Почему спустя месяц они решили мешать вашей работе?

Они думали, что у меня не получится изменить систему и меня можно будет потом легко убрать. С самого начала члены наблюдательного совета ставили мне задачи, которые не соответствуют моим принципам и существующей ситуации в стране. Например, сократить в этом году 70 000 сотрудников. Я категорически против этого. Я обсуждал это решение с Кристианом Куном, поскольку это его личная инициатива. Мне поставили задачу закрыть десять сортировочных станций по Украине. Всего в стране 21 сортировочная станция. Наблюдательный совет это обосновывал экономией в условиях кризисной ситуации. Одна станция нам обходится примерно в 4 миллиона гривен в год, это все идет на заработную плату, больше там расходов фактически нет.  Через эти станции могут идти военные перевозки, о которых иностранцы не знают, у них нет необходимых форм доступа.  Под давлением мы закрыли три станции – две на Львовской дороге и одну на Юго-Западной дороге. Я этот процесс остановил, поскольку это крах отрасли.


 

Я настаивал на том, чтобы открыть малодеятельные станции, которые были закрыты во времена [бывшего руководителя] Евгения Кравцова. Фактически на закрытии малодеятельных станций мы ничего не сэкономили, там был бизнес, который приносил железной дороге доход. Еще одно поручение от наблюдательного совета – закрыть пять тысяч километров железнодорожных путей и разобрать их. Я сказал категорически, что я этого делать не буду. Да, возможно там нет грузов, но там есть пригородное сообщение и вывоз людей на работу, подвоз продуктов и т.д. У нас был диалог, я согласен, что есть участки, которые необходимо закрывать, но это не 5 000, а максимум 1 000 километров путей.  И то нужно разговаривать с местной властью, бизнесом. Если они готовы поддерживать эти участки, то их необходимо передавать на баланс муниципалитетам.

Еще очень важный момент – это четырехдневная рабочая неделя с последующим введением трехдневной рабочей недели. Я выступал против этой инициативы наблюдательного совета. Это обрушит выручку. Уменьшая рабочий день, мы сокращаем те процессы, которые приносят нам доход. При этом, нам не нужно вводить четырехдневную рабочую неделю, у компании есть деньги, чтобы оплачивать заработные платы сотрудникам. Я четко понимаю, что выполняю финансовый план, который подразумевает пятидневную рабочую неделю. Как я уже говорил, нужно понимать сколько и куда мы тратим, но эта информация в полном объеме известна только членам наблюдательного совета и главе компании Ивану Юрыку. После такого противостояния, конечно, у наблюдательного совета появилось желание меня убрать, потому что им нужен человек, который будет просто выполнять их желания и не спорить.

Какая официальная причина вашего увольнения?

Они сказали, что им нужен более эффективный менеджер. При этом, когда я пришел в компанию, то вагонный парк Укрзалізниці был востребован только на 7%, мы подняли эту цифру до 14%. Раньше в месяц на вагонах зарабатывали чуть больше 250 млн, сейчас эта цифра увеличивается. Мы начали работать над сближением классов:  уменьшаем нагрузку на зерновиков и поднимаем для металлургической отрасли, сейчас идут переговоры. Я перестал собирать поборы с рынка, я лично собрал всех участников рынка, бизнес-ассоциации и озвучил свою позицию. То есть, я начал работать с отраслью нетрадиционным для Укрзалізниці способом. За месяц моей работы удалось сделать немало для отрасли. Нужно понимать, что сейчас на УЗ идет война группировок.


 

Каких группировок?

Есть группировка Кравцова, в которую входит Юрык и часть наблюдательного совета. Когда Кравцов был главой Укрзалізниці, набсовет собирался раз в полгода, они фактически ничем не занимались. После увольнения Кравцова набсовет начал принимать активное участие в жизни компании. Кравцов уже не мог участвовать в жизни компании напрямую и осталась возможность участия через набсовет. Если проанализировать деятельность набсовета до увольнения Кравцова и после увольнения Кравцова, то станет понятно, что это - два разных набсовета. Первый – безразличный ко всем процессам в компании, а второй вникает во все вопросы, включая назначения в тот или иной департамент.

Эта группировка держит все финансовые потоки. Пример с Желько, когда он стал исполнять обязанности главы компании, он начал принимать решения по очищению отрасли от этой группировки. Многие попрятались на больничные, тот же глава юридического департамента Артур Резник. В конце концов Желько уволили по надуманным причинам, его просто стерли, потому что он начал подбираться к тем вопросам, к которым подбираться было нельзя.

Какие еще есть группировки?

Есть группировка по контролю за движением. В нее входят бывшие железнодорожники, я фамилии называть не буду, я их за руку не ловил. После того, как я озвучил свою позицию по прозрачной работе с бизнесом, у меня забрали департамент по движению. Я думаю, что в эту ситуацию вмешалась данная группировка.

10 июня у вас проходили обыски НАБУ. Государственная аудиторская служба Украины (ГАСУ) выявила финансовые нарушения на суму более 100 млн. гривен в вашей деятельности. Прокомментируйте.

Эти все дела двухгодичной давности, а пришли ко мне только сейчас. Я никакого отношения к этим процессам не имею. За этот месяц по мне есть несколько проверок НАПК, НАБУ, СБУ. Я это расцениваю так: руками правоохранителей определенные группы пытаются создать в СМИ картинку. К правоохранителям я претензий не имею. По поводу обыска 10 июня, то я никого не видел и ни с кем не общался. Возможно приходили, но меня на месте не было.

Есть дело по детской железной дороге. Это важный и нужный проект, и там все сделано законно. Конечно, можно придраться к чему угодно. Все закупки проводили департаменты, дирекции, но никак не я. Это, как прийти к премьер-министру с обыском, потому что кто-то в Нафтогазе неправильно пробурил скважину. У меня была своя вертикаль и я уверен, что она делала все законно и правильно.

В ГАСУ говорят, что около 48,9 млн гривен при вашем участии было потрачено на замену двигателей на шести рельсовых автобусах (PESA-620М) без проведения процедур закупок и без заключения договоров.

Да, я считаю это победа. Когда делался экспресс в аэропорт Борисполь, нужен был подвижной состав, а его не было. Был брошенный подвижной состав, и один поезд мы сняли с маршрута, но он тоже требовал ремонта. Укрзалізниця обратилась к PESA с просьбой отремонтировать поезда, там согласились это сделать, но это обошлось бы в полтора миллиона евро  за один поезд. Ремонт длился бы целый год, а у нас запуск был через 6 месяцев. Укрзалізниця приняла решения ремонтировать поезда за свой счет, и эти деньги были направлены на ремонт.

Какая была процедура закупки на этот ремонт?

Я эту процедуру не проводил, я точно сказать не могу. Уверен, что это все делалось в рамках законодательства. Я к этому не имею никакого отношения, точно так же можно было с этими обысками прийти к Кравцову или любому члену наблюдательного совета. Пусть проверяют, я уверен, что правоохранители разберутся в этой ситуации.

Это правда, что вы собирали подписи среди железнодорожников в поддержку вашего назначения на главу УЗ?

Мне говорили, что такая информация есть в интернете. Я довольно близко и тесно в последние годы работал с коллективом. Я объехал все предприятий, которые были в моем подчинении. Мой телефон, есть у каждого работника Юго-Западной железной дороги. Я всегда решал все вопросы, с которым люди ко мне обращались. Я не организовывал никаких сборов подписей. Я узнаю о письмах на президента и на министра от профсоюзов. Да, действительно профсоюзы выступают за меня. Я всегда ставлю на первое место человека, поэтому естественно люди меня поддерживают. У меня нет цели возглавить Укрзалізницю, у меня есть цель изменить страну. Я трачу свое время максимально эффективно для того, чтобы изменить страну.

Члены наблюдательного совета Сергей Лещенко и Олег Журавлев поддерживали вас в каких-то решениях?

Я считаю, что Лещенко – это антибиотик для отрасли, и поддерживаю его работу. Он старается быстро вникнуть в работу, разобраться во всех процессах и делает это честно. Журавлев – настоящий профессионал. К слову, он не голосовал за мое увольнение. Лещенко голосовал, но я не знаю почему он принял это решение. Я все равно считаю его важным элементом лечения отрасли.

Что вы будет делать, если Кабмин примет решение не в вашу пользу?

Останусь директором по инфраструктуре, увольняться не собираюсь. Я уверен, что на этой позиции я также смогу эффективно улучшать отрасль. Я искренне пришел по приглашению министра, наводить порядок в отрасли. И пришел реформировать отрасль.


 

То есть, на Кабмине вас министр будет поддерживать?

Я не знаю, какая у него сейчас будет позиция. Сейчас много попыток остановить то, что мы запускаем. Мы запустили реформы, которые не нравятся.

Как вы будет работать при таких сложных взаимоотношениях с наблюдательным советом?

Я живу в отрезке сегодняшнего дня, я четко понимаю, что делаю все правильно и законно. Бывают разные ситуации, был конфликт с Кравцовым, после которого меня уволили, но потом вернули. Меня вернули только потому, что увидели человека, который может менять ситуации. Есть два вида людей: которые имитируют процесс, и которые дают конкретный результат. Я отношусь ко вторым. Да, есть свои риски, но я делаю все прозрачно, у меня высшее юридическое образование, я имею свидетельство адвоката, я могу очень четко могу определить, где красная линия за которую не нужно переходить. Я никогда ее не преступал и не переступлю.

Фото: Эмма Солдатова

2019-12-28 15:00:22
На начало 2020 года запланировано проведение конкурса на должность Председателя государственного предприятия «Администрация морских портов Украины». Об этом заявил Министр инфраструктуры Владислав Криклий, сообщает пресс-служба Министерства Инфраструктуры Украины.
 
2020-01-16 14:05:37
Ближайший аукцион состоится 17 января
2020-01-16 12:12:28
В 2019 Укрзалізниця построила всего 21 вагон из запланированных 1500