Туда Украине и дорога
2020-06-10 15:44:35

Туда Украине и дорога

Что такое Национальная транспортная модель

Автор – эксперт по транспортному планированию

Никто не любит, когда всевидящее государство вмешивается в частную жизнь. Но если не следить за каждым шагом украинцев сегодня – как они добираются на работу и какой маршрут выбирают в сезон летних отпусков, – невозможно предусмотреть, в каком направлении будет развиваться транспортная инфраструктура страны завтра.

Впрочем, для Национальной транспортной модели собираются данные не только – и не столько – о перемещениях граждан. В первую очередь разработчиков интересует бизнес. Все, что движется по железной дороге и автомобильным трассам, и все, что перевозится всеми видами транспорта – куда и в каких количествах. Максимальная точность сведений дает возможность поставить правильный диагноз положению дел на дороге и выбрать пути разрешения существующих проблем.

Для исполнения Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом, Украина должна привести все основные отрасли экономики к стандартам западных партнеров. Это касается и транспортной инфраструктуры. Для ее оценки и планирования ЕС использует методы транспортного моделирования и создает прогнозные транспортные модели. Помимо региональных, в Евросоюзе имеется единая транспортная модель TRIMODE.

Еврокомиссия даже заказала разработку Национальной транспортной модели Украины под началом известной французской компании Egis. Министерство инфраструктуры уже презентовало первые наработки иностранных и отечественных экспертов. На их основе должен быть подготовлен Национальный транспортный мастер-план.

Разработчики проекта утверждают, что готовят четкий план, который подробно описывает где, когда и какую инфраструктуру нам следует строить или развивать. Это может означать конец эпохе неопределенности и субъективных необоснованных решений в отрасли. Международная команда специалистов точно скажет, что и где строить, а нашим чиновникам остается только сопровождение проекта. И тогда Украина по уровню инфраструктуры сравняется, скажем, с Польшей.

Но сложившаяся в нашей стране система, в основе которой лежат интересы олигархов, крупных бизнесменов, чиновников, региональных князьев, которые принимают решения, но ни за что не отвечают и ни перед кем не отчитываются, будет сильно сопротивляться любой определенности. Поэтому, мастер-план должен быть более чем обоснованным, «пуленепробиваемым». Это, в свою очередь, требует от его основы, Национальной транспортной модели, быть безупречной. Европейская транспортная модель TRIMODE может быть хорошей, транспортная модель Беларуси – неплохой, а наша транспортная модель должна быть безупречной. Иначе опять у нас ничего не получится.

Почему опять? Да потому, что международные партнеры не впервые пытаются помочь Украине создать Национальную транспортную модель. 15 декабря 2010 года по распоряжению Кабинета министров № 2264-р был подписан договор о финансировании программы «Поддержка внедрения транспортной стратегии Украины». Со стороны Евросоюза проект сопровождал международный консалтинг. К сожалению, о его результатах ничего не слышно. Однако очевидно, что за десять лет большого прорыва в транспортной сфере у нас не наблюдается.

Итак, мастер-план – это что, когда и где строить. А вот определение транспортной модели требует пояснения.

Для простоты представьте себе компьютерную программу, которая отображает всю транспортную инфраструктуру страны и описывает, как по ней движутся все люди и все грузы: куда, с какой целью и в каких количествах. Эта система описывает также зависимости всех перераспределений: если, скажем, снизится тариф на перевозку по железной дороге, какие грузы и в каком количестве туда перераспределяются и с каких путей сообщения? Какой будет ситуация там, где их перевозили раньше? В общем, это уникальная возможность протестировать любую идею еще до ее воплощения. И к тому же – полностью оценить возможный эффект. В случае создания и внедрения мастер-плана он поставит жирную точку на неэффективных проектах и секторах в комплексе транспортной инфраструктуры.

Повторю еще раз: появится возможность более-менее точно определить, каким будет результат того или иного действия еще до того, как оно произойдет.

Легко сказать, но трудно сделать. Чтобы описать все, что происходит у нас в транспорте, и почему именно так происходит, нужно учесть все вероятностные перераспределения транспортных потоков и связи между ними, собрать и обработать огромный массив данных. И это, как правило, самая трудная часть работы, но от ее успешности зависит, без преувеличения, будущее страны.

Из первой презентации наработок команды проекта следует, что близится к завершению работа над транспортной моделью. Вероятно, скоро использование подобного инструмента планирования полностью изменит отрасли транспорта и логистики. Вместе с тем, возникают и опасения.

Во-первых, публичность и открытость. Представляется, что это единственный способ разработать и реалистичный план, и инструмент для компьютерного тестирования и обоснования. Это должен быть общедоступный продукт, прозрачный для специалистов и любых исследователей (что называется, open source). Пока в этом направлении команде проекта есть над чем работать.

Отрадным выглядит тот факт, что транспортная модель Украины, как и транспортная модель Евросоюза TRIMODE, будет построена на промышленном стандарте отраслевого программного обеспечения PTV Visum (Германия). На таком же программном обеспечении работает, например, транспортная модель Киева. Однако, я разделяю обеспокоенность представителя бенефициара проекта, Министерства инфраструктуры, который считает, что два рабочих места для подобной системы без сетевого доступа со стороны многих своих подразделений – это большой риск для проекта в будущем. Вот пример: на совещании Укравтодора прозучвала интересная идея новой платной дороги. Какой будет от нее эффект? Нужно быстро посчитать в Национальной транспортной модели! Но для этого нужно ехать в Министерство инфраструктуры… Нет, в таком виде она, скорее всего, не будет работать. Отрадно, что коллеги в министерстве это понимают.

На презентации шла речь о некоем программном обеспечении TransGIS, о котором, к сожалению, мало что известно. Если это не промышленный стандарт программного обеспечения для транспортного моделирования, то здесь возникают значительные риски.

Есть еще один момент. Для оценки перемещений физических лиц разработчики использовали данные одного оператора мобильной связи – Киевстар. Это нестандартный подход в создании классических четырехшаговых транспортных моделей. Хотя такой подход и применялся в проекте другой транспортной модели Украины, которую финансировал Всемирный банк (кстати, возникает вопрос о взаимной интеграции и связи этих двух моделей), но там это объяснялось постановкой более узкой задачи. Здесь же, как говорят представители команды проекта, эксперимент, следовательно, и риск. До конца не ясно, оправдан ли он и есть ли у нас вообще на него право? Не будет ли будущее транспорта Украины ориентироваться только на абонентов компании Киевстар?

Грузовая модель Национальной транспортной модели требует пристального внимания. Проведенный консультантами анализ и сама модель практически не касаются вопросов взаимозависимости видов транспорта, а, соответственно, в модели отсутствуют решения для оптимизации инфраструктуры за счет комбинации возможностей видов транспорта. Другими словами, некоторое беспокойство вызывает реализация мультимодальности в рамках текущего проекта. Требуется изучить методологию и выявить ее потенциальные узкие места.

Надеюсь, команда проекта сделает его максимально публичным. Сторонние специалисты готовы помогать и поддерживать. Для начала – анализом и критикой методологии и групп данных. Позже – помочь с калибровкой модели. А уже в конце – в формировании сценариев и анализе результатов расчетов. Ведь в результате мы должны получить план – что, где и когда строить. И мы не имеем права на ошибку.

2020-01-15 14:45:44
Уровень риска будет определять Укртрансбезопасность
2020-01-15 12:38:45
Ограничение начало действовать с 14 января 2020 года
2020-01-15 12:02:27
С начала года в городе установили уже больше 120 столбиков